- Новости

ФРС не замечает надвигающегося кризиса

Фото:
Reuters

Комментарии

Федеральная резервная система (ФРС) недавно намекнула, что в настоящий момент не собирается повышать процентные ставки и может даже остановить посткризисное сокращение своего баланса раньше, чем ожидалось.
Однако, давая положительную оценку американской экономике, председатель ФРС Джером Пауэлл продолжает печальную традицию, установленную его предшественниками (Аланом Гринспеном и Беном Бернанке): отсутствие связи с реальной экономикой.

Это не просто слепота, а сознательное игнорирование большого количества сигналов о надвигающейся рецессии, среди которых резкое замедление жилищного строительства, стагнация продаж автомобилей, снижение розничных продаж, а также экономический спад в Китае и Европе. Причем, все это сопровождается нежеланием слушать тех, кто предупреждает о скором кризисе, пишет экономист Ави Темкин в Barron’s.
Когда мы читаем стенограммы обсуждений ФРС накануне мегакризов, таких как в 2000 г. (Гринспен) или в 2008 г. (Бернанке), и анализируем заявления Пауэлла в прошлом году, трудно понять, почему ФРС не видела реальное состояние экономики и не предпринимала экстренные шаги. Только после того, как реальность больно ударяла и корабль врезался в айсберг, появлялась готовность признать аналитические недостатки, ошибочность высказываний и происходили изменения в политике.
Справедливости ради следует признать, что накануне рецессии 2001 г. и финансового кризиса 2008 г. в заблуждении находилась не только ФРС, но ведущие банкиры и экономические прогнозисты. В декабре 2000 г. на заседании Комитета по операциям на открытом рынке (FOMC) Гринспен высмеял высокотехнологичную отрасль, заявив, что озабоченность руководителей по поводу сокращения заказов и спроса на продукцию на самом деле вызывает тревогу лишь по поводу стоимости акций их компаний и их личного богатства. Все участники встречи тогда громко рассмеялись.
Две недели спустя в ходе телефонной конференции между заседаниями FOMC неожиданно объявил о снижении ставки по федеральным фондам на 50 базисных пунктов.

Руководимая Гринспен ФРС начала повышать ставку в 2004 г., а сменивший Гринспена в 2006 г. Бернанке продолжил эту политику. Он повысил ставку еще три раза или до тех пор пока в середине 2007 г. не стало ясно, что на рынке субстандартного долга происходит что-то ужасное. Тем не менее, Бернанке тогда заявил, что любой кризис будет ограниченным и не окажет негативного влияния на всю экономику. После того, как он отказался от снижения ставки на заседании FOMC в августе 2007 г., его, как сообщают, похвалил за правильные действия бывший министр финансов США Роберт Рубин, тогда председатель Citigroup.
Несколько месяцев назад Пауэлл заявил, что нынешний экономический цикл в США может продолжаться бесконечно. Он назвал экономические перспективы, как никогда позитивные и указал, что ставка «далеко» от нейтрального уровня, при котором экономика находится в равновесии. Тогда крупные инвестиционные банки и несколько известных управляющих хедж-фондами прогнозировали повышение ставки до 3,5%, а также рост доходности долгосрочных облигаций до 5%. Экономика США «работает на всю катушку», заявил тогда эксперт Milken Institute.

Однако, в то время как ФРС и другие заявляли об отличном состоянии экономики, признаков стресса уже было более чем достаточно. Китайский Shanghai Composite вернулся к уровню 2006 г. Японский Government Pension Investment Fund, крупнейший в мире государственный пенсионный фонд, объявил о потере $135 млрд У экономики Европы также было мало повода для радости.
Сегодня в США рост корпоративной прибыли замедляется, а обратный выкуп акций (еще недавно основной источник поддержки фондового рынка) уменьшается из-за того, что финансирование становится более дорогим или вообще исчезло. Репатриация корпоративных денежных средств в связи с изменениями в налоговом законодательстве помогла финансировать обратный выкуп в 2018 г. ; в этом году ее уже нет на том же уровне.

Обратный выкуп также финансировался за счет недорогих долговых обязательств, из которых около $3 трлн было выпущено в последние пять лет и сейчас находятся на балансе компаний. Рецессия существенно снизит готовность компаний санкционировать дополнительные агрессивные схемы обратного выкупа. В то же время ФРС сокращает свой баланс на $50 млрд в месяц, что уменьшает ликвидность финансовой системы.
Совершенно очевидно, что мировая экономика скатывается в рецессию. И если власти не предпримут беспрецедентных шагов, то кризис может оказаться еще более масштабным, охватив Китай, Европу, развивающиеся рынки и другие проблемные экономики. О снижении мировой торговли и экспорта красноречиво говорит Балтийский фрахтовый индекс (Baltic Dry Index), который резко упал с середины 2018 г. Торговые разногласия США с Китаем лишь усугубляет проблемы.
Центральные банки в конечном итоге отреагировали на последний кризис, снизив процентные ставки до нуля или ниже, что повысило цены на активы, стимулировало накопления и подтолкнуло экономический рост. Однако сверхнизкие ставки нанесли ущерб страховым компаниям и пенсионным фондам, которые не смогли получить достаточную инвестиционную отдачу. Несмотря на то, что в последние годы ставки несколько повысились, у центральных банков осталось слишком мало инструментов, чтобы справиться с еще одним глобальным кризисом. В конечном итоге им придется изменить политику и возобновить количественное смягчение.
Не следуют также забывать о растущей по всему миру социально-политической напряженности. Единственной эффективной мерой для предотвращения кризиса может быть резкое увеличение государственных расходов и налоговое стимулирование. Но делая правительство решением для всех экономических кризисов — опасный шаг, который не только угрожает ценам на активы, но и ускоряет печальный конец капитализма.
Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *